Вход
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
1834 год
2018 год
Сбросить

Главное меню



Нас еще судьбы безвестные ждут...

Назад

  Очерк о 1986-1991 гг. - годах нового великого перелома,
о пятилетке возмущения, охватившего широкие слои населения,
о молниях, расколовших несокрушимый монолит общества

Игорь Фёдорович БЫСТРОВ,
доцент кафедры информатики МИЭТа

Над седой рваниной горя
ветер тучи собирает.
Из демократической листовки 1989 года

Зеленоград - часть Москвы. Все революции совершаются в столицах. Зеленоград - особая часть Москвы. Он и расположен отдельно, и население его молодо, и промышленность его современна.

То, перестроечное, время можно разделить на две части: первую - когда всё виделось в социалистическом, теоретическом, «розовом» цвете, и вторую - когда произошло быстрое размежевание классовых сил, их борьба перешла в резкую прак­тическую плоскость, быстро ставшую чёрно-белой.

Водоразделом, ограничительной чертой этих двух периодов стал 1989 год, точнее, выборы в Вер­ховный Совет СССР в марте 1989 года. И здесь Зеленоград сказал своё веское слово.


Зеленоград выбор сделал: Иду на грозу! 1989 год

Эти выборы были первыми если не свободными, то хотя бы альтернативными выборами в на­шей стране. Впервые при советской власти было позволено выдвигать в депутаты несколько канди­датур. Опасным такое позволение не представлялось: в прошлом, 1988 году, эта практика была оп­робована при выборах разного рода директоров.

Для нынешней публики поясню: Верховный Совет СССР состоял из двух палат - Совета Союза и Совета Национальностей (по территориальному и национальному признакам). И соответственно выборы были отдельными.

Для выборов в Совет Союза Зеленоград был подключен к Тушинскому избирательному округу. При выборах в Совет Национальностей Москва выделялась в отдельный округ.

Регламент выборов был таков: до 24 января 1989 года на собраниях предприятий или собраниях жителей выдвигались кандидаты в депутаты, затем в течение месяца они обсуждались на со­браниях народных представителей. В списках кандидатов в депутаты оставляли достойных. Затем месяц давался на предвыборную кампа­нию; выборы были назначены на 26 марта 1989 года.

К 24 января 1989 года по Тушинскому изби­рательному округу были выдвинуты 5 кандида­тов. Двое - от Зеленограда: Т. X. Гдлян, старший следователь по особо важным делам при Гене­ральном прокуроре СССР, и Н. И. Черепов, начлаб. Трое кандидатов были от Тушино: «ди­ректорский корпус» - С. Г. Арутюнов, А. Н. Напольнов, Г. А. Соколовский.

В Совет Национальностей по городскому ок­ругу избирательная комиссия утвердила 10 кандидатур. Среди них: генеральный дирек­тор ПО «ЗИЛ» Е. Браков, 1-й зам. председателя Госстроя СССР Б. Ельцин, художественный ру­ководитель Государственного республиканско­го русского народного ансамбля «Россия» Л. Зыкина, лётчик-космонавт СССР Г. Гречко.

Затем началось выдвижение представите­лей на окружные собрания; они должны бы­ли окончательно утвердить кандидатов в де­путаты.

В Зеленограде собрания проходили очень ак­тивно. Приведём выписку из одного документа:

ПРОТОКОЛ
СОБРАНИЯ ПРЕАСТАВИТЕЛЕЙ ОТ ЖИТЕЛЕЙ РЭУ-2 ОТ 9.02.1989 г.

Собрание проходило в актовом зале школы №604

На собрании присутствовало - 116 человек Председатель собрания - Бойко П. Г. Секретарь собрания - Никурашин А. А.

Повестка дня: Выдвижение представителей на окружное собрание по Тушинскому избира­тельному округу №25.

Большинством голосов на окружное предвы­борное собрание избраны следующие товари­щи от жителей РЭУ-2:

1.Петухов Алексей, 1962 г.р. (здесь и далее должности и адреса опущены)

2.Бойко Павел Георгиевич, 1954 г.р.

3.Старицын Виктор Карлович, 1955 г.р.

4.Корзяков Вячеслав Алексеевич, 1958 г.р.

5.Романец Александр Николаевич, 1949 г.р.

6.Минаев Виктор Семёнович, 1933 г.р.

О перипетиях этой избирательной кампа­нии пишут зеленоградские инженеры О. Фи­латова и О. Щербинина в газете «Советская культура»:

«Факты, ставящие под угрозу демократич­ность предстоящих выборов по 25-му терри­ториальному округу (Зеленоградский и Ту­шинский районы г. Москвы), заставляют об­ратиться за помощью в газету.

В Зеленограде собрания многотысячных трудовых коллективов по выдвижению канди­датов в депутаты проходили бурно, откры­то. Кроме избирателей, присутствовали на них и гости. Но когда зеленоградцы - члены инициативных групп - звонили на тушинские предприятия и просили разрешения побывать у них на собраниях, им везде отказывали, ту­манно ссылаясь на «указания». Чьи? - будто бы райкома. Однако конкретных фамилий не называли.

В то же время на заседании окружной ко­миссии представители Тушина, знакомясь с протоколами собраний по своему району, не раз удивлялись, замечая, что о многих собра­ниях они просто не знали. Судя по тем же про­токолам, подавляющее большинство тушин­ских конференций и собраний прошло в по­следний день выдвижения - 24 января, при ред­ком в нынешнее бурное время единодушии и практически 100%-ной явке избирателей.

Странно решался вопрос и о месте проведе­ния окружного собрания. Большинство членов комиссии (8 из 15 присутствующих) проголо­совали за Зеленоградский ЛК - самое большое и удобное помещение из рассматриваемых. Но почему-то это решение вызвало недоумение председателя, и заседание было угрервано. На следующий день председатель комиссии В. Емельяненко (зам. ген. директора НПО НИИ Стройдормаш) заявил: «Я получил разъясне­ние Центризбиркома, что собрание должно проводиться там, где «голова», то есть в Ту­шине, а жители Тушина и Зеленограда должны быть представлены на нём пропорционально численности населения». Кто «голова»? Поче­му в маленьком зале, если демократичнее в большом? Где сказано, что представительство должно быть пропорционально численнос­ти жителей в районе? Мы опротестовали эти решения в Центральной избирательной комиссии, которая нас поддержала...»

Окружные собрания проходили 22 февраля 1989 года. В Колонном зале Дома Союзов со­бралось почти 900 москвичей, здесь же десятки журналистов, в том числе зарубежных. Почти 13 часов длился беспрецедентный предвыбор­ный марафон: выступления кандидатов и дове­ренных лиц, ответы на вопросы, прения. Мно­гие из ораторов, а записались для выступления свыше 100 делегатов, предлагали согласиться с предложением кандидатов и внести их всех в окончательный список. И всё же, подведя поч­ти к полуночи черту, участники собрания вы­сказываются за раздельное тайное голосование по кандидатам. 2.30 ночи. Счётная комиссия объявляет итоги голосования. Наибольшее чис­ло голосов (577 из 875) набирает Е. Браков, на втором месте - Б. Ельцин (532 голоса). Получив одобрение свыше половины участников собра­ния, они и регистрируются кандидатами в де­путаты по Московскому округу №1.

Ещё сильнее был накал страстей в ДК «Крас­ный Октябрь», где состоялось предвыборное собрание по Тушинскому избирательному ок­ругу. Главный вопрос, вокруг которого разгоре­лась борьба, - предложение зеленоградцев оста­вить в списке для голосования всех 5 кандида­тов. Тушинцы же настаивали на отборе достой­нейших из достойных, отдавая предпочтение «своим» кандидатам.

Рабочий президиум, который вёл собрание, действовал, похоже, по явно спланированному сценарию. Иначе чем объяснить, что предло­жение поставить на голосование вопрос о вне­сении в избирательные списки всех выдвину­тых кандидатов, что не запрещено законом, председательствующими упорно игнорирова­лось. Сообразуясь с прошлым опытом, ведущие собрание надеялись: устанет народ, махнёт ру­кой и проголосует за то, что предложат. Но си­дящие в зале продолжали спорить, убеждать, доказывать.

- Смотрите, нас-то машина по домам разве­зёт... - даже сия убийственная реплика осталась без внимания. Почти 12 часов продолжалось собрание. Около 4.00 утра большинством голо­сов (312 против 193) было принято решение внести в списки для голосования на выборах всех 5 кандидатов.

Об этих событиях эмоционально вспомина­ет тогдашний председатель Зеленоградского исполкома Алексей Ищук: «Встретили нас не очень приветливо. Страсти накалились до предела, и я пошёл переговорить с руководи­телем Тушинского района. Он договариваться не стал. Пошли вы, говорит, со своим Гдля­ном, всё равно по-нашему будет. Меня просто зло взяло. Ну, нет, думаю. Как это, я - руково­дитель города и мои люди, как это - мы «пош­ли»? IИ в тайном голосовании победила наша точка зрения, хотя тушинцев по количеству было больше»*.

Началась агитация за кандидатов. В руках бюрократического аппарата находились прак­тически все средства агитации: СМИ, множи­тельные устройства, деньги, помещения. На­пример, в понедельник, 27 февраля 1989 года, была назначена встреча Ельцина с рабочими од­ного из московских заводов. Внезапно, без дого­ворённости, на встречу явился другой канди­дат - директор ЗИЛа Браков в сопровождении нескольких представителей райкома и горко­ма. Ельцин принял решение покинуть зал, а ра­дио и телевидение подали этот случай как высо­комерие со стороны Ельцина.

Другой пример... В число избирателей по ок­ругу №1 был включён дипломатический кор­пус, находившийся за границей, а также кон­тингент войск, выводимых из Афганистана. Та­ким образом, рассчитывали отнять часть голо­сов у Ельцина.

2 марта 1989 года была сорвана встреча Гдля­на с избирателями в школе №114 Тушинского района. Причина - отсутствие микрофонов, из-за чего речь можно было услышать лишь в пер­вых рядах. А народу было битком, стояли даже на прилегающих к залу лестницах. В Тушин­ском районе по указанию свыше действовали в пользу кандидатов-директоров агитаторы - те самые, которые на прошлых «выборах» ходили по квартирам, разнося приглашения. Один из агитаторов жаловался автору этих строк, что он, являясь сторонником Гдляна и Ельцина, вы­нужден по указанию начальства агитировать за директоров.

Несмотря на все препоны, на выборах 26 марта 1989 года с подавляющим перевесом победили Ельцин и Гдлян.

Эти выборы вызвали активизацию полити­ческой деятельности в Зеленограде. В апреле 1989 года был образован Комитет защиты Гдляна и Иванова, поскольку власти обвинили их в нарушениях законности при расследова­нии дел о коррупции в высших эшелонах влас­ти. 5 мая 1989 года в газете «Правда» вышла статья, где Гдляна обвиняли в нарушении зако­на во время расследования «узбекского» дела. Зеленоград встал на защиту своего депутата. Были митинги, призывы к забастовкам. Позд­нее, когда прямая угроза лишения Гдляна депу­татских полномочий миновала, группа была пе­реименована в Комитет поддержки Гдляна и Иванова. Наиболее активно работали в Коми­тете В. Митина, Л. Лемко, А. Кудря, С. Фастов, Н. Черепов.

Тогда же в Зеленограде была образована группа «Демократические выборы», наиболе активными деятелями которой были Е. Гарнак, В. Икищели, А. Кириллов, Н. Промохов, Л. Гал­кина, Я. Горбадей. Если Комитет поддержки Гдляна ещё допускал компромиссы с властями, то «Демократические выборы» были настрое­ны крайне радикально. Из-за этого были разно­гласия между группами. К концу 1989 года каждая из групп насчитывала до 150 человек.

Первый раз чёрная кошка пробежала между двумя организациями в начале октября 1989 года, перед Днём Конституции СССР, когда «Демократические выборы» решили провести живую цепочку, на манер прибалтий­ских, от Зеленограда до стен Кремля, и так про­демонстрировать свою солидарность с Гдляном и Ивановым. А Комитет поддержки Гдляна вы­ступил с резким осуждением этой акции. По местному радио, на предприятиях активисты Комитета призывали зеленоградцев не участво­вать 7 октября 1989 года в «живой цепочке».

Непосредственно перед 7 октября Моссовет, хотя и просрочив положенное для решения время, всё же отказался санкционировать ак­цию, хотя уже была договорённость с милици­ей, чтобы обеспечить безопасность, особенно при пересечении шоссе и дорог. Однако «це­почка» состоялась... На 40 километров - от Зеле­нограда до центра Москвы - стояли люди, взявшись за руки и демонстрируя свой протест против глухоты власти. А там, где действитель­но была серьёзная дорожная опасность, люди вставали не на шоссе, а на тротуар. В этот день все были внимательны - и водители, и милиция, и участники «цепочки», - поэтому обошлось без каких-либо аварий и несчастных случаев.

В 1989 году в микрорайонах стали создавать­ся советы общественного самоуправления (СОС). Первый такой совет был образован в 1-м микрорайоне. Инициативная группа, куда входили в основном члены общества содейст­вия СОС, созвала 30 ноября 1989 года в школе №842 собрание жителей 1-го микрорайона, которые избрали СОС. Наиболее активными в СОС были Сергей Воробьёв, Алексей Морозов, в конце 1991 года назначенный супрефектом 1-го муниципального района (сейчас он - глава Управы «Крюково»).

В июле 1989 года в ВС СССР была образова­на Межрегиональная депутатская группа, ко­торую возглавили Б. Ельцин, А. Сахаров, Ю. Афанасьев. Эта группа заявила о необходи­мости ускорения реформ и перехода к много­партийной системе. Несколько ранее, в конце июня 1989 года, было образовано Московское объединение избирателей. Своей программы МОИ не имело и ориентировалось на практи­ческую деятельность Межрегиональной депу­татской группы. Зеленоградские Комитет под­держки Гдляна и «Демократические выборы» вошли в МОИ.

Над Зеленоградом ясное небо (1986-1988)

Начало перестройки для Зеленограда выгля­дело вполне благополучным. 13 мая 1986 года вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР о развитии микроэлектронной промышленно­сти страны и о строительстве Центра информа­тики и электроники (ЦИЭ) в Зеленограде. В развитие этого постановления 11 февраля 1987 года вышел Указ Президиума ВС РСФСР о передаче в состав Зеленограда ряда деревень и посёлков. Граница Зеленограда перешагнула железную дорогу. Завершить ЦИЭ намечалось к 1995 году. Жильё строили быстро, уже в 1989 году первые новосёлы въехали в квартиры района «Крюково».

19 ноября 1986 года в СССР был принят за­кон об индивидуальной трудовой деятельности, легализовавший частников и разрешивший со­здание кооперативов в нескольких видах про­изводства и услуг. Вскоре после этого, в феврале 1987 года, при Московском горисполкоме бы­ла создана комиссия по индивидуальной трудо­вой деятельности; её возглавил Ю. Лужков.

Молодёжь первой почувствовала назреваю­щие перемены.

В начале июня 1986 года Зеленоград посетил кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, 1-й секретарь МГК КПСС Б. Н. Ельцин. Приез­жал он в основном по делам строительства 2-й очереди Зеленограда, но помог также суще­ственно продвинуть вопрос о создании Зелено­градского молодёжного строительного ком­плекса (МЖК). По его личному указанию под строительство МЖК было выделено огромное поле в Ржавках площадью 50 тыс. кв.м. Удалось даже, преодолев бюрократические препоны, выйти на индивидуальный проект, что по срав­нению с типовым проектом то же, что произ­ведение искусства рядом с изделием ремеслен­ника.

В марте 1987 года состоялась 1-я учредитель­ная конференция (свыше 1000 человек приня­ли в ней участие), на которой было принято ре­шение об организации добровольного общест­ва по созданию и развитию МЖК «Зелено­град». Председателем МЖК был избран руко­водитель инициативной группы Александр Раптовский. А 20 мая 1987 года исполком го­рода утвердил устав МЖК: этот день считается днём рождения МЖК. Проект МЖК был раз­работан в проектной мастерской под руководством главного архитектора города И. Покров­ского. Финансирование строительства шло из средств МЭП СССР.

Коллективу МЖК пришлось преодолеть не­вероятные трудности, но он доказал свою жиз­неспособность и сейчас имеет хорошие пер­спективы для дальнейшего развития.

6 мая 1987 года была официально зарегист­рирована зеленоградская фирма «Дока», став­шая одной из первых независимых компаний на территории РФ. Фирма возникла из общесо­юзного комсомольского проекта «Научное и техническое творчество молодёжи» (НТТМ). «Дока» выполняла технологические работы не только в области микроэлектроники, но и в биотехнике, медицине. А с 1990 года она нача­ла выполнять программу проектирования све­тотехнического оборудования: тогда ею были разработаны, произведены и поставлены пер­вые многофункциональные осветительные комплексы. Директором фирмы «Дока» стал Александр Чуенко, его заместителем - Алексей Грицай.

Молодёжь создала первую в Зеленограде га­зету. Вспоминает первый главный редактор га­зеты «Сорок один» Сергей Черных: «В 1988 го­ду, тогда в закрытом городе Зеленограде, по­явился огромным по тем бременам 15-тысяч­ным тиражом четырёхполосник «Позиция». Это был прообраз нашей газеты (т.е. газеты «41»; вначале она называлась «41-й кило­метр». - И.Б.). Помогли с выпуском тогдашний секретарь райкома комсомола Владимир Чев-кин и мои связи в издательстве «Московская правда». Мне удалось вручить этот номер лично М. С. Горбачёву. Показанное по всем ка­налам телевидения событие наделало много шума. После него райком КПСС в надежде, что новая газета станет его печатным органом, выделил нам помещение, где редакция распо­лагается и поныне.

Дальше события развивались стремитель­но, сменилась власть, и когда пришли новые люди, мы были старожилами в здании №1 по Центральному проспекту. Нас не трогали, помогали и связывали с нами надежды - каж­дый свои. Хочу сегодня добрым словом помя­нуть Эрнста Эдуардовича Немировского, де­путата горсовета, буквально сгоревшего в по­литических коллизиях. Как мог, помогал нам Сергей Анатольевич Фастов, зампредседателя исполкома».

Небольшое добавление к этим воспомина­ниям... Вообще-то, газета «Позиция» начала из­даваться в ноябре 1987 года: тогда вышел «ну­левой» (пробный) номер газеты. Экземпляры этой газеты хранятся в центральной библиоте­ке нашей страны, бывшей «Ленинке», как яр­кая характеристика той эпохи. А Сергей Чер­ных в те годы был не только главным редакто­ром газеты: на бюро Зеленоградского райкома комсомола он был избран председателем Ин­формационного центра, куда, кроме газеты, во­шли молодёжная редакция радиовещания и видеолаборатория.

В конце 1987 года при Зеленоградском РК КПСС был создан проблемно-дискуссионный клуб «Диалектика», в состав которого вошло несколько зеленоградских клубов, семинаров и объединений самых разнообразных направле­ний: экологическая группа «Родник», клуб «Трезвость и разум», молодёжный клуб «Ритм», политклуб «Новое время», группа тренинга «Данко», семинар «Диалектика и практика», МЖК «Солнечногорск» и др.

В 1988 году высшие власти решили совер­шить постепенный переход к альтернативным выборам, сначала на среднем уровне управле­ния (директора, председатели исполкомов, ректоры институтов и т.п.), а потом - и на выс­шем.

В июле 1988 года в Зеленограде проходили выборы председателя горисполкома (так ска­зать, «хозяина города»). Одним из кандидатов на этих первых в Москве альтернативных вы­борах был А. Ищук, зампредседателя Зелено­градского горисполкома с 1982 года. Райком партии не хотел видеть его главой города, но Ищук свою кандидатуру не снял и победил: за него проголосовало большинство депутатов Зе­леноградского Горсовета, как коммунистов, так и беспартийных.

«Алексей Ищук считает, что он по сути своей не идеолог, а организатор, и в партии идеологией никогда не занимался, и уж тем бо­лее, будучи председателем исполкома и пре­фектом. Значит, тогда, в 1988-м, может быть, впервые в Москве люди выбрали не тео­ретика, а практика, и, возможно, это их ре­шение спасло Зеленоград от полнейшего краха несколькими годами позже» (газета «41», №42, 29 сентября 2001 г.).

Тогда же, в 1988 году, на должность ректора МИЭТа был избран профессор Виталий Дмит­риевич Вернер. Приведём отрывок из интер­вью с ним журналиста газеты «Зеленоград сего­дня» Алексея Лаврентьева:

А.Л.: Вы стали первым не назначенным, а из­бранным ректором. Какие у Вас остались от этих выборов впечатления?

В.В.: Если бы финансирование МИЭТа было по-настоящему государственным, возможно, было бы более ра­ционально, чтобы  госу­дарство нани­мало человека на должность ректо­ра и могло с него требовать. Но в чис­том виде государст­венных   вузов, видимо, уже нет, а потому нужна та или иная форма участия коллектива в оценке канди­датуры ректора.

А.Л.: Каков, вкратце, механизм этих выборов?

В.В.: Они двухступенчатые. Сна­чала выбирают делегатов от подраз­делений (по нормам, различным для разных групп работников), а потом - конференция и выборы. Конкретный механизм зафиксирован в уставе МИЭТа.

А.Л.: Вы шли на выборы с должности прорек­тора по научной работе, но ранее были секре­тарём парткома. Год 1988-й, разгул демокра­тии, - Вам не припомнили на выборах Вашу биографию ?

В.В.: Всё припомнили. Обыгрывалось и член­ство в партии, и близость к МЭПу, и даже фа­милия. Сейчас, конечно, выборные технологии отработаны, а тогда... Но, знаете, несмотря на перехлёсты, в целом выборы - это полезная процедура, на них всё выявляется - и плохое, и хорошее.


Тучи над городом встали (1989-1990)

В 1989 году для Зеленограда настали тяжё­лые времена. Резко сократились оборонные и космические заказы. Например, на НПО «Элас», разрабатывающем микроэлектронную аппаратуру для космоса, заказы к концу 1989 года упали на 50%. Высокой была задол­женность предприятий города Госбанку СССР - более 250 млн руб. Затормозилось стро­ительство ЦИЭ на «крюковской» стороне.

Пока коммунисты и демократы противосто­яли друг другу в борьбе за власть, здравомысля­щие прагматики пытались сохранить элек­тронную промышленность Зеленограда (а зна­чит, и всей страны). С этой целью летом 1989 года в Зеленограде инициативной груп­пой, в которую вошли специалисты электрон­ной техники, экономики, строительства, руко­водители ряда предприятий, был образован Фонд «Инициатива». Фонд был зарегистриро­ван исполкомом Зеленоградского Горсовета 9 августа 1989 года (решение №941). Прези­дентом Совета Фонда «Инициатива» был из­бран директор объединения «Элас» Г. Я. Гусь­ков. Рабочая группа фонда совместно с группой экономистов и социологов АН СССР разрабо­тали план «Технополис» (работа над ним нача­лась ещё в сентябре 1988 года).

Технополис - это буквально город, специали­зирующийся на научно-технической и проектно-конструкторской деятельности. Это - орга­низм, потребляющий самую последнюю науч­но-техническую информацию, сам её создаю­щий и тут же перерабатывающий в «железо». Это город, формирующий особый социальный тип работника - всегда готового к восприятию новых знаний, умений, навыков, всегда ищуще­го перемен.

В Зеленограде были все предпосылки для преобразования его в технополис: структура промышленных предприятий, высококвали­фицированные кадры, связи с предприятиями других городов. Препятствием была лишь со­ветская бюрократическая государственная централизованная система. Проект «Технопо­лис» как раз и предлагал децентрализованную систему управления для зеленоградской мик­роэлектронной промышленности.

Эскизно план можно изложить так: 

-   1-й этап - «накопление» - был рассчитан примерно на 2 года. За это время предприятия Зеленограда должны были, максимально ис­пользуя ненасыщенность рынка, отсутствие конкурентов, заработать средства, достаточные для будущей модернизации производства;

-   2-й этап - «реорганизация и модерниза­ция» - был рассчитан на год-полтора. За этот срок каждое предприятие, выбрав для себя наиболее рациональную и эффективную форму организации (акционерную, арендную, ко­оперативную и т.д.), должно было подготовиться к производству конкурентоспособной продукции;

-   3-й этап - полнокровная жизнь в условиях жёсткой конкуренции и рыночной системы хозяйствования.

К этому времени, как полагали авторы кон­цепции, зеленоградские предприятия станут фирмами среднего мирового уровня. А даль­ше всё будет зависеть от предприимчивости и трудолюбия тех, кто будет на этих фирмах ра­ботать.

Проект «Технополис» имел реальные шан­сы на осуществление в случае стабилизации политической и экономической обстановки в стране.

8-9 сентября 1989 года в Зеленограде состоя­лась дискуссионная конференция «Зеленоград. Новое видение», организованная Фондом «Инициатива» и ставшая первой конференци­ей в СССР, обсуждавшей региональные пробле­мы в новых экономических условиях. Абсолют­ное большинство участников конференции (а приглашались все желающие) одобрило кон­цепцию «Технополиса». В октябре-ноябре 1989 года в Зеленограде большим для города тиражом (2000 экз.) вышло несколько брошюр с популярным изложением этой концепции.

Встревоженный таким ходом развития со­бытий в Зеленоград 13 октября 1989 года при­ехал куратор военно-промышленного ком­плекса страны, секретарь ЦК КПСС Олег Бак­ланов (будущий член ГКЧП). Собрав директо­ров предприятий, секретарей партийных ко­митетов, председателей советов трудовых кол­лективов, он указал на необходимость строго­го выполнения Постановления ЦК КПСС и СМ СССР о неотложных мерах по ускорению развития    электронной    промышленности.

А через четыре дня, 17 октября 1989 года, он встретился с рабочей группой Фонда «Иници­атива», пытаясь найти точки соприкоснове­ния. Но ни плану «Технополис», ни тем более мерам ЦК КПСС по ускорению не суждено было сбыться...

Надвигались выборы в республиканский и местные Советы, снова усилилась политичес­кая конфронтация. 25 ноября 1989 года на пле­нуме Зеленоградского РК КПСС были приня­ты «Тезисы платформы Зеленоградского РК КПСС к выборам». А спустя четыре дня, 29 но­ября 1989 года, на заседании Комитета под­держки народного депутата СССР Т. X. Гдляна была принята «Общая платформа демократических движений Зеленограда к выборам». Ес­тественно, точки зрения были диаметрально противоположными. Выборы были назначены на 4 марта 1990 года.

Предвыборные баталии начались с мощной демонстрации в Москве, в которой участвовало свыше 200 тыс. человек. Основным требовани­ем демонстрантов было отменить 6-ю статью Конституции СССР о руководящей роли КПСС. Колонна зеленоградских «демокра­тов» шла под огромным зелёным транспа­рантом, на котором было написано «ЗЕ­ЛЕНОГРАД». Этот транспарант сшили жен­щины-активистки общества «Демократичес­кие выборы» (сейчас он хранится в Зеленоград­ском музее). В итоге на выборах в Моссовет 4 марта 1990 года оппозиция добилась боль­шого успеха, а самым демократичным оказался вновь избранный Зеленоградский горсовет. Тогда же, в марте 1990 года, внеочередной съезд народных депутатов СССР был вынужден отменить монополию коммунистов на власть (6-ю статью Конституции) и одновременно ввёл пост Президента СССР; им стал генераль­ный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачёв.

1-я сессия Зеленоградского горсовета нового (21-го) созыва Горсовета избрала Александра Ивановича Кудрю. Коммунисты перешли в оп­позицию. В Москве председателем Моссовета был избран Г. X. Попов.

В конце мая 1990 года состоялись выборы Председателя ВС РФ. В тяжелейшей борьбе с перевесом всего в четыре голоса победил Б. Н. Ельцин (М. С. Горбачёв в это время находился с визитом в Канаде, демонстрируя свою непричастность к происходящему; но реакция его на избрание Ельцина была раз­дражённой). Вскоре на 28-м (и последнем) съезде КПСС Ельцин вышел из состава Ком­мунистической партии. 20 июля 1990 года на очередной сессии Зеленоградского Горсовета 23 депутата заявили о своём выходе из КПСС. «Так жить дальше нельзя. Нельзя состоять в партии, которая мёртвой хваткой держит­ся за свои права и привилегии и давно уже не выражает интересы народа!» - заявил один из этих депутатов.

К началу 1989 года зеленоградская организа­ция КПСС насчитывала более 14 тыс. членов. В 1989 году отток был ещё незначительным: пар­тию покинуло 3,3% её членов. В 1990 году отток превратился в бегство: из КПСС вышло 36,1% зеленоградцев.

В Зеленограде начинают выходить первые полноценные газеты. В июле 1990 года вышел первый номер газеты «41-й километр». Её ре­дактором стал Сергей Черных, ранее выпускав­ший в Зеленограде молодёжную газету «Пози­ция». Приведём отрывок из его воспоминаний (газета «Сорок один», №52, 18 июля 2000 г.): «...первые месяцы газета держалась на трёх китах-энтузиастах: кроме меня, кучу време­ни на неё убивали Виктор Казачек, художник, сейчас он пишет книги, и Константин Корищенко - он бес­платно передал га­зете издательскую систему для ком­пьютера и поддер­живал технику в рабочем состоя­нии, сегодня он - большой человек в финансовом мире России.

В то время мно­гие нам говорили: первый номер вы­пустить неслож­но, попробуйте сделать ещё один. Оказалось, что они были правы, каждый следующий номер было выпускать слож­нее, чем предыдущий, - так продолжалось больше года... Когда в Вильнюсе обстреляли телебашню, «41» послала туда своих специ­альных корреспондентов - Анастасию Соло­вьёву и Веронику Куцылло - сегодня это изве­стные журналисты. Во время событий 91-го года пришлось переезжать на чью-то кварти­ру и подпольно делать номер, который уже 21 августа распространялся на митинге у Белого дома».

С. Черныха дополняет его заместитель Алек­сандр Шерстюк (газета «41», №54, 1 августа 2000 г.): «Поначалу мы гордо объявили себя не­зависимой газетой - независимой от власти, от КПСС, райком которой находился в одном здании с нами, но уже доживал последний год своей жизни. Вспоминаю, как 19 августа 1991 года, ког­да дракон КПСС в послед­ний раз сжал свои холод­ные ошипованные кольца и страна впала в оцепенение, рано утром я и тогдашний главный редактор основа­тель газеты Сергей Черных поехали на редакционном «ПАЗике» в Москву, обгоняя в пути шедшие по Ленинградскому проспекту в центр сто­лицы танки, БМП и автобусы с ОМОНом. Я отснял «Зени­том» у Александровского сада и на улице Горького события того дня. Между тем, магазины работали, и я, по давнишней сво­ей привычке не проходить мимо вывесок с надписью «Книги», за­скочил в «Педагогическую книгу». Разворачиваю на прилавке один из фолиантов и сразу вижу: «Мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зо­вут иначе». Э, да это же не случайно, это под­сказка Провидения, подумал я. Классика, и как подходит к «противному случаю»! В голове завертелось будущее микроэссе.

Но как донести это до людей? Мы опаса­лись ареста и конфискации оборудования, на котором версталась газета, и, вернувшись в Зеленоград, я на своём «жигулёнке» вывез ком­пьютер из здания райкома на частную конспиративную квартиру в 6-м мкрн. Там, не прекращая работы ни днём, ни ночью, мы вдвоём с верстальщиком подготовили два экс­тренных спецвыпуска газеты, посвященных путчу ГКЧП. Напряжение было огромное, ни­кто не знал, чем это закончится, ведь почти вся пресса находилась под запретом, и типо­графия не решалась печатать нашу «41». Тог­да С. Черных и я пошли к председателю испол­кома А. Ищуку, и он на оригинал-макете газе­ты накатал личную просьбу к «Полиграфцентру» отпечатать оба выпуска газеты, харак­тер которых был, конечно, антитоталитар­ный и полон сарказма по отношению к комму­нистическим динозаврам. А тут как раз наш директор Игорь Белов, роковую, дико холод­ную и дождливую ночь с 20 на 21 августа проведший в Моск­ве, рано утром позвонил и со­общил о боях и жертвах. Пришлось срочно, уже от ру­ки, вписать это скорбное сообщение в готовый макет газеты. К полудню 21 авгус­та тираж был готов, а че­рез несколько часов, когда объявили победу свободы и Москва опьянела от счас­тья, мы, опять поехав в столицу, нарасхват раз­давали газету на только что наименованной площади Свободной Рос­сии перед Белым домом, где проходил грандиоз­ный митинг...»

С августа 1990 года стала выходить «Зелено­градская газета». Несколько позже, с февраля 1991 года, появилась газета Зеленоградского РК КПСС под названием «Горожане».

19 июня 1990 года в Зеленограде был осно­ван Банк «Технополис», который ориентиро­вался в первую очередь на поддержку проекта «Технополис» и оперативно работал с малыми и средними частными предприятиями нашего города. Это был первый в Зеленограде коммер­ческий банк. У его истоков стояли люди, кото­рые и теперь хорошо известны зеленоградцам - А. Смирнов (ныне префект округа), А. Чуенко,  

А. Куликов, И. Воженин, Б. Константинов, Г. Молодчинин. В совете банка работали С. Гла­зьев (впоследствии - министр МВЭС и извест­ный политик), А. Вавилов, который одно время был замминистра финансов.

21 октября 1990 года в кинотеатре «Россия» состоялся учредительный съезд движения «Де­мократическая Россия». Зеленоградские демо­кратические организации вошли в состав этого движения.

В воздухе пахнет грозой (1990 - 1991)

Но у Зеленограда была (да и сейчас остаётся) самая крупная проблема и боль - микроэлек­тронная промышленность. Ясно было, что Зе­ленограду без неё не жить.

Между тем проект «Технополис» фактичес­ки потерпел неудачу. В первую очередь, это бы­ло связано с переходом России к рыночной экономике. Госбанк предупредил, что с 1991 года он не будет выдавать кредиты. А фи­нансовое положение Зеленограда было очень тяжёлым:

-   долг предприятий города Госбанку СССР достиг высокого уровня - на 1 октября 1990 года более 250 млн руб.;

-   долги части предприятий были соизмери­мы со стоимостью их основных фондов;

-   значительная часть долгов не могла быть выплачена Госбанку своевременно.

Основной причиной такого положения была 30-летняя изоляция отечественной микроэлек­троники.

Откуда же взять деньги на текущую деятель­ность и развитие? Для Зеленограда такой вы­ход был предложен руководством города -«свободная экономическая зона» (СЭЗ). А что­бы формально не отступать от прежнего реше­ния, этой (нашей) СЭЗ дали название: СЭЗ «Технополис Зеленоград». Некоторые основа­ния для такого решения имелись:

-   Зеленоград имеет хорошо организованное микроэлектронное производство;

-   кадры города уникальны и воспроизводят­ся через свои учебные заведения;

-   недалеко аэропорт Шереметьево, рядом Ленинградское шоссе;

-   у Зеленограда есть хорошие контакты - как с республиканскими заводами, так и с зарубежными фирмами.

Разработчики проекта СЭЗ в немалой степе­ни рассчитывали на Б. Н. Ельцина: «Мы его под­держали, значит, и он нас поддержит». Ельцин проект Зеленоградской СЭЗ поддержал: 21 мая 1991 года вышло распоряжение №1317-1 Председателя ВС РСФСР Б. Н. Ельцина «О хо­зяйственно-правовом статусе свободной эконо­мической зоны в г. Зеленограде». Но дальше этого дело не пошло: не было законов о СЭЗ, а главное - финансовой поддержки.

Фонд «Инициатива» организовал опрос об­щественного мнения жителей Зеленограда по вопросу отношения к СЭЗ. Опрос проводила Лаборатория методологических и методичес­ких проблем изучения общественного мнения ОР1ЫЮ при МГУ. Ответы на вопрос «Вы «за» или «против» создания в Зеленограде СЭЗ?» распределились следующим образом: за - 70%; против - 4%; ещё не решил - 17%; не знаю - 8%.

Вкратце результаты этого опроса можно ре­зюмировать так: кто же не хочет хорошо жить? А от себя добавлю: кто же из опрашиваемых понимал, что такое СЭЗ?

Конкретно основной расчёт был на зарубеж­ных инвесторов. Но они опасались вкладывать деньги в неопределённость. Вот один такой, смешной (если бы он не был таким грустным) пример (вспоминает Виктор Мироненко, пред­седатель комиссии по экономической реформе Зеленоградского совета народных депутатов): «...одному нашему коллеге, который встретился с представителями 1ВМ, был задан вопрос об отношении зеленоградцев к митингу, посвя­щенному требованию отставки правительства, и как понимать плакат с надписью «ЗЕЛЕНО­ГРАД», который они видели в первых рядах де­монстрантов во время показа митинга по свое­му телевидению? Как с такой репутацией мож­но ожидать предложений о кредитовании крупных сумм?»

Другие проблемы при создании СЭЗ:

какие льготы и гарантии получат иностран­ные инвесторы?

что делать с морально и технически уста­ревшим оборудованием?

как преобразовать инфраструктуру города для нормальной работы СЭЗ?

как отгородить гипотетический оазис СЭЗ от окружающих суровых реалий?

Зеленоградские предприятия в новых усло­виях пытаются наладить производственные связи с родственными предприятиями в дру­гих республиках СССР и за рубежом.

В 1990 году «Микрон» на выставке в КНР ус­танавливает первые контакты с китайскими электронными фирмами.

В начале 1991 года инициативная группа в составе 12 человек под руководством генераль­ного директора Ассоциации делового сотруд­ничества промышленных предприятий по про­грамме «Технополис-90» М. Ж. Музапарова и при поддержке президента Фонда «Инициати­ва» Г. Я. Гуськова совершила поездку по марш­руту Москва - Ленинград - Вильнюс - Киев -Москва.

Целью поездки было установление научно-технических и деловых связей с рабочими группами по созданию региональных технопо­лисов, консолидации интеллектуального потен­циала регионов вокруг задачи сохранения эко­номического и интеллектуального суверените­та страны в условиях рынка, а также подготов­ка Всесоюзной научно-практической конфе­ренции по созданию региональных зон опере­жающего развития, намечавшейся на конец мая 1991 года.

Научно-технические круги Ленинграда, Прибалтики, Украины, Закавказья, республик Средней Азии и Казахстана поддержали эти идеи.

Неимоверные усилия руководителя НПО «Элас» Г. Я. Гуськова не имели успеха. И тогда, чтобы сохранить хотя бы ядро своей фирмы, Гуськов принимает тяжёлое и вынужденное решение (цитируется фрагмент интервью кор­респондента «Новой Зеленоградской газеты» (№8, февраль 1998 г.) Ольги Шангиной с ис­полнительным директором НПАО «Элас» Вла­димиром Карасёвым: «на базе больших научно-технических комплексов создать группу само­стоятельных предприятий в составе НПО «Элас». Они должны были обеспечить сохране­ние, а точнее сказать, выживание коллективов. Вначале выделились 4 фирмы: СКТБ «Взлёт», «ОПТЭКС» (численностью 650 человек), НПЦ «Элвис» и предприятие «СПУРТ». Чуть позже к ним присоединились ещё несколько предприятий... Разумеется, что со временем связи между ними ослабевали, а события авгус­та 1991 года привели к полному распаду объе­динения. Юридически все заводы и НИИ стали самостоятельными». Пришлось искать новую форму объединения.

Наибольший успех в этих первых поисках деловых партнёров выпал на долю МИЭТа. Ди­ректор Зеленоградской школы бизнеса А. М. Ларионов (ранее он был 1-м секретарём РК КПСС) во время своей деловой поездки в США (1991 год) договорился с руководством университета города Талса (штат Оклахома) о совместном проекте с МИЭТом - создании Зе­леноградского бизнес-колледжа (сейчас это ИМБО).

Обострилась проблема с промышленными и продовольственными товарами. Приведу один пример - цитирую по статье с характерным за­головком «Хапуги из «чёрной очереди» - обога­щаются» («Зеленоградская газета», №2, сен­тябрь 1990 г.): «...не прекращается поток писем и жалоб на то, что мебель из нашего мебельно­го магазина уходит «налево», минуя законных очередников, занесённых в списки так называ­емой «чёрной очереди». Как известно, Совет и исполком ничего плохого не видят в создании самими покупателями таких очередей, так как они лишь способствуют справедливому распре­делению дефицитных товаров.

Но вот беда: в таком хорошем деле всегда найдутся те, кто любит, как говорится, «снять пенку». Так получилось и в мебельном магази­не. Компания молодых спортивных людей за­хватила первый список записавшихся в очередь на мебельный гарнитур «Цитрон» и преврати­ла его в «дойную корову», то есть хочешь иметь, плати сверх меры! И, естественно, покупают те, кто платит хорошо... Но самое поразительное то, что в создании такого положения с торгов­лей мебелью играет и дирекция, и сами продав­цы мебельного магазина. Проверками депутат­ской группы выявлено припрятывание товара... Ещё одним из приёмов продажи мебели «на сторону» является объявление мебели браком или некомплектом».

Такое тяжёлое положение было во всех тор­говых точках города, и просвета не было видно. 

12 июня 1991 года Президентом РФ был избран Ельцин, мэром Москвы - Попов, а его замом - Лужков. Эти политические события ещё более обострили и без того накалённую атмосферу жизни страны и в первую очередь Москвы. В конце июля 1991 года Ельцин за­прещает партийным комитетам располагать­ся на территории предприятий. На 20 августа намечается открытие съезда представителей всех союзных республик (кроме Прибалти­ки), где намечается заключить новый союз­ный договор. И тут

Буря с обледенением (август-декабрь 1991)

19 августа грянул путч!

В тот же день на многих предприятиях Зеле­нограда состоялись собрания, осудившие путч и выразившие поддержку Верховному Совету РФ и Ельцину. Вечером того же дня на заседа­нии Зеленоградского Совета было решено на­чать забастовку, был избран городской стачеч­ный комитет, куда вошли представители от предприятий и жителей микрорайонов. Стач­ком расположился в одной из комнат здания горисполкома.

После поражения путча количество проблем лишь возросло, сложность их увеличилась.

Развалилось МЭП СССР; вместо него руко­водство бывшего МЭП попыталось срочно об­разовать на территории России новую структу­ру, названную в проекте от 17 сентября 1991 года так: «Всероссийская корпорация предприятий и организаций, разрабатываю­щих и выпускающих изделия электронной тех­ники, электронного машиностроения и специ­альных материалов для их производства», или, сокращённо, корпорация «Электроника». В проекте устава этой корпорации пункт 1.7 прямо гласил: «Корпорация является право­преемником МЭП СССР по всем вопросам на­учной, финансовой и производственно-хозяй­ственной деятельности».

Забастовочный комитет Зеленограда опера­тивно, в тот же день, отреагировал на этот про­ект. В своём обращении к Верховному Совету РСФСР, правительству России, трудовым кол­лективам города Зеленограда забастком заяв­лял: «К сожалению, оправдываются опасения, что старые структуры министерства под но­выми вывесками постараются сохранить свою власть. На месте развалившегося МЭПа созда­ётся корпорация «Электроника», которая, судя по проектам учредительных документов, со­храняет все худшие традиции командно-адми­нистративной системы,.. В настоящее время оказывается давление на руководителей пред­приятий с целью «добровольного» вовлечения в корпорацию, в спешке готовятся к подписанию соответствующие договоры..

Стачком призывает трудовые коллективы к бдительности, требует от руководителей предприятий согласовывать свои действия с трудовыми коллективами при решении во­просов о вступлении в корпорацию или иные объединения».

Безусловно, здесь стачком Зеленограда пре­высил свои полномочия, видна и эйфория не­давней победы над путчистами. А между тем попытка создания корпорации была, возмож­но, единственным способом сохранения струк­туры микроэлектронной промышленности страны.

В такой всеобщей неразберихе продолжа­лась разработка плана СЭЗ; можно предста­вить, во что бы превратилась эта зона... Впро­чем, об этом тогда же, в октябре 1991 года, го­ворила видный экономист, наш депутат Татья­на Корягина (газета «Горожане», №30, 26-31 октября 1991 г.): «...до сих пор нет тща­тельной проработки целесообразности созда­ния СЭЗ в Зеленограде, целей, которые зона бу­дет реализовывать, её функций. Сейчас СЭЗ - это больше голые фразы, которые, если это будет легитимно решено, могут превратить город только в «чёрную дыру» дополнитель­ного исчезновения ресурсов».

Об этом же говорил первый директор НИИМП, зампредседателя Госкомитета по ин­форматике и вычислительной технике в конце 1980-х гг. Игорь Букреев: «Зона абсолютно ни­чего не даст. Она не имеет естественных гра­ниц, а потому, как практически везде, это бу­дет зона мафиозного разгула».

В конце 1991 года объём производства про­мышленной продукции в Зеленограде по срав­нению с 1990 годом в целом упал на 15%, чис­ленность работающих на промышленных предприятиях города к концу года уменьши­лась на 2357 человек. И это было только нача­лом спада.

________________________

* Автор цитирует А. А. Ищука по опубликованным ранее текстам. (Прим. сост.)


Назад