Вход
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
1834 год
2018 год
Сбросить

Главное меню



Кругом жижесть была невозможная. С Москвой сообщались по радио

Назад

Михаил Никифорович БОДЯЕВ,
первостроитель Зеленограда, «телефонизатор»

В начале 60-х годов я прорабствовал в московском СУ-61. А на строительство нового города, названного потом Зеленоградом, перешёл рядовым монтёром в 1962 году «по семейным обстоятельствам». Обстоятельства эти были такими: комната в коммуналке, где я жил с женой Аней и маленьким сыном; соседка-шизофреничка, терроризировавшая всех обитате­лей квартиры. А тут мне посулили в строящемся городе новенькую отдельную квартиру через несколько месяцев. «Такого не бывает, – сказала жена. – Иначе очередь была бы до Кремля». Оказалось, бывает. В своё жильё в 229-й корпус мы въехали через 4 месяца – в начале 1963 года.

Жизнь постепенно налаживалась. Нашлась работа для Анны Матвеевны. Она медик – открывала первый в Зеленограде кабинет ЭКГ в только что построенной городской поликлинике – № 152, чуть позже – такой же кабинет в больнице. Сын 1 сентября 1963 года пошёл в первую открывшуюся зеленоградскую школу – № 842 в1-м микрорайоне. Потом открылась музыкалка в 102-м корпусе – отдали его туда. После школы поступил в первый зеленоградский институт – МИЭТ, он тогда находился в школьном здании на Северной зоне. Но вернёмся в 1962 год.

На месте нынешнего Зеленограда работало несколько строительных управлений. Все они входили в Мосстройтрест-10, размещавшийся там же, где сейчас Зеленоградстрой (3-этажное здание возле «Берёзки»). Начальником треста № 10 был Василий Васильевич Воронков. А когда я начинал свою трудовую деятельность – на строительстве МГУ, то там начальником строительства был Алексей Васильевич Воронков, брат зеленоградского Воронкова. Так что, Зеленоград и МГУ, можно сказать, племянники – возводились братьями.

Телефонной связи тогда здесь не было вообще. С Москвой общались по радиостанции, которая находилась в тресте-10. В 1963 году в этом же здании смонтировали ручной коммутатор на 200 номеров. Предназначались эти номера, в основном, строительным организациям. А на квартиры их не хватало. На коммутаторе сидели две девушки и соединяли абонентов. которая находилась в тресте-10. В 1963 году в этом же здании смонтировали ручной коммутатор на 200 номеров. Предназначались эти номера, в основном, строительным организациям. А на квартиры их не хватало. На коммутаторе сидели две девушки и соединяли абонентов.

Телефонизацией Зеленограда с первых её дней я и занимался. Поначалу тянули воздушные линии от временного ручного коммутатора. В середине 1964 года начали монтаж постоянных линий связи для обеспечения телефонами всех квартир. За эту работу взялось СУ-48. А мне предложили возглавить прорабский участок. Я согласился, и работа закипела.

Бригада у меня была небольшая – 9 человек, а сложностей уйма. Людей приходилось на ходу обучать. В монтажники присылали демобилизованных солдат. Помещения своего не было, как и места для складирования кабеля и другого материала. Телефонный кабель просто по подвалам прятали (хорошо, воровства тогда не было). Столкнулись ещё вот с чем: для прокладки кабеля в домах должны быть предусмотрены стальные трубы, проложенные по подвалам от подъезда к подъезду. Можете себе представить, в первых двух микрорайонах их не оказалось. Причём в проекте всё было заложено, но на деле никто не проследил – вот и не проложили. Пришлось мне эти трубы везти из Москвы, пробивать стены, сваривать.

Шли годы. В 1967 году откры­лась первая АТС. Сначала она работала не на полную мощность. Соединительных линий с Москвой было очень мало, и с некоторых номеров можно было позвонить только зеленоградским абонентам.

Город рос. Появлялись новые микрорайоны. В это трудно поверить, но каждый корпус от 1 до 10-го микрорайонов мне пришлось осматривать, подготавливать к телефонизации лично. Мы выполняли все слаботочные работы внутри микрорайонов по телефонизации и радиофикации. Ох, а с прокладкой кабеля по телефонной канализации как намучились – не дай Бог! Все телефонные колодцы были залиты водой. Вычерпывали вёдрами, чтобы туда забраться. А кругом-то не асфальт был – глина, грязища непролазная...

Если говорить о первом впечатлении о Зеленограде, то он мне не понравился. Это было страшное дело! Возил нас сюда на работу в СУ-48 служебный грузовичок – крытый газик с печкой. По-другому добраться было нереально. Правда, из Крюкова ходил «автобус» – маленький газик. Так там люди ехали даже на крыше..

Купить что-то в новом городе поначалу было проблемой. Прообраз магазина был возле нынешней «Берёзки» – там, где сейчас газон. Был на этом месте раньше овраг, а в нём – барак, в котором сделали продуктовый магазин для новосёлов.

Кругом жижесть невозможная – низина ведь. Положат доски. На один конец наступаешь, другой приподнимается – там падают. Кошмар, что было! Без сапог не выйдешь. Даже в 5-м микрорайоне до строительства Зеленограда, трудно это сегодня представить, но было сплошное болото: мох, вода по пояс. Осушили его – сколько сосен погибло из-за изменения природных условий...

Это, конечно, вспоминается, если напрячь память. Но чаще кажется, что Зеленоград всегда таким был – чистым, ухоженным.


Назад