Вход
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
1834 год
2018 год
Сбросить

Главное меню



Меня окружали настоящие трудоголики

Назад

Рафик Артовазович КОСТАНЯН,
зеленоградец с 1963 года, работал начлабом, гл. инженером, гл. технологом          

 

Я работал инженером в первом в СССР Институте кибернетики АН Грузии, где замдиректора по науке был И. Н. Букреев. В институте я занимался тонкоплёночной технологией и, конечно, интересовался подобными работами в других местах. По рекомендации Букреева я поехал в Москву и в ГКЭТ попросил разрешения посетить предприятие Староса, где, по моим сведениям, занимались тонкими плёнками. Случайно в это время в Комитете оказался сам Старос, и меня познакомили с ним. Он подробно расспросил меня: «Чем занимаемся в Тбилиси, какие задачи собираемся решать?» Затем предложил приехать в Ленинград на конференцию.

Много интересного я там увидел, в том числе и так называемый «куб памяти». На конференции, которую организовал Старос, было принято решение ходатайствовать перед Правительством СССР и ЦК КПСС об организации Научного Центра по микроэлектронике. В это время Ф. Г. Старос руководил а/я 155 (КБ-2), а главным инженером был И. В. Берг. Как теперь выяснилось, это были не настоящие их фамилии. Но тогда мы этого не знали, как и многого другого.

Конференция продолжалась 3 дня. Кстати, это была не первая всесоюзная конференция на подобную тему. До этого мы с И. Н. Букреевым участвовали в конференции, организованной Таганрогским радиотехническим институтом.

Почему после конференции Старос приехал в Тбилиси в Институт кибернетики? Он ведь выступил с предложением об организации НЦ по микроэлектронике с привлечением кадров для этого со всего Союза. Я подошёл к нему и предложил свои услуги. Пригласил Староса посетить Тбилиси и наш Институт.

Честно говоря, мы не ожидали, что Старос приедет в Тбилиси, но вскоре он появился в нашем институте и пригласил Букреева в Москву, рекомендовав его на пост директора НИИМП.

Затем в Зеленоград съездила моя жена, это было в 1962 году. Вернувшись, она рассказала, что дома там только строятся, кругом непролазная грязь, магазинов нет. Букреев живёт в Москве, в гостинице, и каждый день оттуда ездит на работу в Спутник. А мы в Тбилиси только что получили прекрасную двухкомнатную квартиру. Но я всё-таки убедил жену, что в Спутнике нас ждёт большая и интересная работа.

Жена моя тоже была выпускница университета – физик. Звали её Донара Сергеевна. Донара – «дочь народа», так назвал её отец. Все 25 лет она проработала на заводе «Компонент» замначальника, а затем начальником цеха по выпуску тонкоплёночных схем. К сожалению, её уже нет с нами. Это была замечательная женщина: добрая, строгая, справедливая. В ней сочетались ум и красота.

Итак, в сентябре 1963 года я один приехал в Зеленоград. Моя семья – жена и двое детей – приехали через полгода. Мы получили сразу новую квартиру.

Мне везло в жизни с окружающими, везло и с руководителями. На первом месте, конечно, И. Н. Букреев, который три раза приглашал меня к себе на работу и столько же раз «уходил от меня». Первый раз – в Тбилиси, второй – в Зеленограде и в третий – в Москве.

Где бы я ни работал, меня окружали настоящие «трудоголики», одержимые поисками новых решений, передовых технологий. В первые годы становления, независимо от занимаемых должностей, всё мы делали своими руками. Рядом со мной трудились П. Е. Кандыба, О. Е. Бондаренко и В. Я. Контарёв, руководителем лаборатории был А. И. Коробов.

В 1967 году я ушёл из науки и перешёл на производство. Меня вызвал Букреев и объяснил, что пора от лабораторной технологии переходить к производственной, создавать «индустрию микроэлектроники».

Когда И. Н. Букреев переехал в Москву, перешёл на работу в Министерство, директором стал Г. Я. Гуськов, который очень быстро оценил всё преимущество микроэлектронной технологии и всячески нам помогал. Ежегодно на производстве осваивалось несколько принципиально новых технологических процессов, новейшее оборудование.

Пять лет я отработал на «Компоненте», ещё год в НИИМП, а затем с одобрения Гуськова был переведён на завод «Пьезоэлемент» главным технологом. Здесь пришлось осваивать ряд новых техпроцессов. Через полтора года я был назначен главным инженером завода и почти семь лет проработал в этой должности.

Но затем судьба вновь меня свела с Букреевым. В то время он был генеральным директором НИИ радиокомпонентов. Он пригласил меня к себе главным технологом объединения, в которое тогда входило 6 заводов, расположенных в различных городах Союза...

Но всё же я вновь вернулся на работу в Зеленоград. Мне давно хотелось поработать в медицине. В 1987 году я по конкурсу поступил в ЦКБ «Дейтон», где занимался разработкой электронных измерителей давления, дефибриллятора...


Назад